Погода в Мурманске из Норвегии

мурманская область

 

4.5. Достопримечательные биологические объекты и места

 

Ловозерский горный массив

 

Ловозерские тундры (Луяврурт) – второй по величине горный массив Мурманской области. Некоторые вершины гор вознеслись более чем на 1000 м абсолютной высоты над гладью озер Умбозеро и Ловозеро, над прилегающими равнинами с обилием холмов, небольших озерков и болот.

Строение и разнообразие современных растительных сообществ Ловозерских тундр обусловлены, прежде всего, географическим положением массива: горы находятся севернее Полярного круга, но, как и Мурманская область в целом, испытывают влияние теплого течения Гольфстрим. Зима длится более полугода, однако многолетняя средняя температура самого холодного месяца февраля не опускается ниже – 11°C. Снега выпадает очень много, и местами он стаивает лишь в конце прохладного лета, а чаще – под действием осенних дождей. В горах наблюдается четко выраженная вертикальная зональность, т.е. смена растительных поясов по мере поднятия вверх.

У подножия гор и в нижних частях склонов распространены северо-таежные хвойные леса. Внешние склоны заняты сосняками, во внутренних районах развиты ельники. В долинах рек нередки смешанные елово-сосновые насаждения. В древостоях (особенно еловых) обильна примесь березы. Изредка встречается рябина, а по берегам водотоков и озер – ольха, древовидные ивы, черемуха. По видовому составу напочвенного покрова хвойные леса довольно бедны. Чаще основу составляют кустарнички (брусника, вороника, черника и др.). Травы (золотарник, луговик извилистый, марьянник луговой и некоторые другие) редки.

Господствующее положение в напочвенном покрове в еловых и елово-сосновых лесах принадлежит зеленым мхам (гилокомиуму блестящему, плевроциуму Шребера, видам рода дикранум), а в сосняках – лишайникам (флавоцетрарии снежной, кладониям звездчатой и оленьей). Значительно богаче травяно-кустарничковый ярус долинных лесов. Помимо обычных кустарничков и трав здесь произрастают крупные злаки (бор развесистый, элимус собачий) и папоротники (кочедыжник женский, щитовник картузианский), влаголюбивое разнотравье (дудник лесной, купальница европейская).

Леса поднимаются до высоты 300 – 450 м (сосновые до 260 – 300 м над ур.м.). Выше расположен пояс березового криволесья. Свое название он получил изза своеобразия формы роста слагающих его деревьев: у берез подчас от комля отходит несколько фантастически искривленных стволов. В долине ручья Мурнуай, на пологом участке склона, березняк образован прямоствольными деревьями, древостой разрежен, а подлесок практически отсутствует, поэтому создается впечатление «фруктового сада». В поясе криволесий особенно наглядны последствия схода лавин – вдоль склона тянется полоса полегших белоствольных берез.

В зависимости от условий увлажнения в напочвенном покрове березняков преобладают либо кустарнички и мхи, либо крупные травы, либо лишайники. Видовой состав сообществ такой же, как в хвойных лесах, но близ верхней границы пояса среди кустарничков появляются тундровые виды – филлодоце голубая, арктоус альпийский. На более влажных участках можно встретить зеленые мхи кукушкин лен альпийский и олиготрихум герцинский, более характерные для тундрового пояса.

Верхние части склонов гор (выше 450 – 600 м над ур.м.) заняты горными тундрами. Их нижняя граница местами образована ерниковыми сообществами из березы карликовой и кустарничков, трав, мхов и лишайников. Самые обычные сообщества горных тундр – кустарничково-моховые и кустарничково-лишайниковые. Основные их компоненты – ягодные кустарнички, а так же куропаточья трава (дриада) и арктоус альпийский. Из трав чаще всего присутствуют бартсия альпийская, мытник лапландский, осока Биджелоу и некоторые другие. Для горных тундр характерны такие крупные мхи, как аулакомниум вздутый и ритидиум морщинистый. Эти виды обычно не спускаются в лесной пояс. Но наиболее распространены все те же гилокомиум блестящий и плевроциум Шребера.

Из лишайников в хорошо оснеженных понижениях обильны «ягельные» кладонии – оленья, звездчатая, мягкая, а также цетрария исландская («исландский мох») и стререокаулоны. На положительных формах рельефа, где снег сдувается ветрами, господствует флавоцетрария снежная, как примесь встречаются флавоцетрария клобучковая, алектории бледно-охряная и черноватая. Черными розетками на камнях выглядят умбиликарии, правильные круги или причудливый узор создает арктопармелия центробежная. Распространены накипные формы лишайников – ризокарпоны и лецидеи.

Состав и структура растительного покрова чрезвычайно чутко реагируют на высотное положение, крутизну и экспозицию склонов, увлажненность и еще целый ряд других условий. Разреженность сообществ быстро возрастает с высотой, и на вершинах чаще всего чередуются пятна и полосы растительной дернины, обширные поля щебня и обнажения скальных пород или скопления грубых обломков. Эти своеобразные рокарии (каменистые сады) великолепны в конце июня – начале июля, когда среди мелких розово-красных ковриков луазелеурии распростертой отчетливо выделяются белоцветковые куртинки песчанки ложно-холодной, а на монотонном серовато-зеленом фоне мха ракомитриума беловато-серого вспыхивают розовые «клумбочки» смолевки бесстебельной.

На склонах гор много цирков, ущелий, крутые, часто обрывистые стенки которых не имеют сплошного растительного покрова. Но в нишах и трещинах скал, на карнизах находят приют мелкие папоротнички (вудсии альпийская и эльбская), некоторые цветковые растения (камнеломки дернистая и снежная, ожика изогнутая и др.), многочисленные лишайники и мохообразные. Для скальных местообитаний типичны лишайники аспицилия пепельно-серая и умбиликария цилиндрическая, печеночники гигробиелла расставленнолистная, гимномитрион стройный, листостебельные мхи андреа скальная, дикрановейзия курчавая, ракомитриум мелкоплодный.

В местах с поздно тающим снегом господствуют мохообразные. Специфичные для приснеговых сообществ мхи (киерия Штарка, олиготрихум герцинский, ракомитриум пучковатый, кукушкин лен шестиугольный) и печеночники (антелия Юрацки, плеврокладула беловатая) образуют плотный ковер, по поверхности которого разбросаны единичные цветковые растения – вероника альпийская, сиббальдия распростертая, сушеница приземистая и другие. На крупных камнях по краям снежников, всего в четырех местонахождениях на территории Ловозерского массива, впервые в области был найден мох андреэя Блютта. Впоследствии этот вид отмечался во всех высоких горных массивах области и в различных районах равнинных тундр. В отличие от широко распространенного вида андреи скальной, обитающей на камнях и скалах повсеместно, андрея Блютта более требовательна к экологическим условиям и поселяется обычно вблизи тающих снежников. По сравнению с «обычной» андреей ее листья более узкие, темные, почти черные, нередко обращенные в одну сторону, и имеют ясно различимую жилку.

 Зарождаясь в каменистых россыпях горных платообразных вершин или в ложбинах среди горных тундр, ручьи текут вниз среди криволесий и хвойных лесов и выходят на предгорные равнины. Наряду со скалами, долины ручьев – наиболее богатые местообитания по числу видов. На их берегах неширокими полосами располагаются тундровые луговины, где преобладают злаки и травы (герань лесная и купальница европейская). Эти сообщества очень красочны в пору их массового цветения.

Влажные берега горных ручейков и речек заселяют многие мохообразные. Около трети флоры мохообразных Ловозерского массива составляют гидро и гигрофиты (т.е. виды, растущие в местах с повышенным увлажнением или в воде). Горно-тундровые виды могут спускаться вдоль водотоков в нижние части долин.

Многие мхи ведут подводный образ жизни. Так, гигрогипнумы охряный, грязно-желтый, твердоватый и другие обитают на камнях в воде быстрых порожистых ручьев и речек. Там, где течение быстрое, но спокойное, обычно в нижних частях склонов или у их подножия, в заводях или расширениях русел встречаются фонтиналисы. На дне эти мхи прикрепляются к подводным предметам, обычно камням, реже «заякориваются» в песке. Водный образ жизни позволяет фонтиналисам достигать больших размеров – до метра и более. Наиболее распространен фонтиналис противопожарный, легко отличаемый от других родственных видов формой листа, сложенного вдоль наподобие лодочки. По одной из версий, такое название мох получил потому, ему приписывали устойчивость к действию огня. Якобы в старину думали, что, обкладывая этим мхом печные трубы, можно уберечься от пожара. В действительности, это, конечно, не так, но название сохранилось.

Нередко горные тундры заболачиваются. Небольшие по площади болота распространены во всех высотных поясах. В них обильны морошка, пушица многоколосковая и сфагновые мхи. В разных типах болот в составе сообществ появляются осоки, пухоносы альпийский и дернистый, гипновые мхи – сарментипнум, страминергон, лескипнум и варнсторфии.

Крупный эвтрофный болотный массив расположен вдоль подножия восточного макросклона Ловозерских гор к югу от устья реки Вавнйок (Светлая) и к северу от Мотка-губы. Среди осоки и пушицы только здесь произрастают требовательные к минеральному питанию мхи скорпидиум скорпионовидный, цинклидиум кругловатый и меезия трехгранная.

Многочисленные каменистые осыпи и россыпи слабо задернованы. На них селятся (часто разрозненными особями или небольшими куртинами) сосудистые растения (мак лапландский, остролодочник грязноватый), мхи (гриммия Дони и дикрановейзия курчавая), лишайник алектория бледно-охряная и др.

По каменистым россыпям и скалам (как и по берегам ручьев) многие горно-тундровые виды проникают в ниже расположенные пояса – криволесья и даже лесной пояс. Таковы, например, гриммии – небольшие мхи, образующие подушечки 2-5 см диаметром, нередко «седоватые» от бесцветного волоска, которым заканчивается на верхушке каждый их листик. У гриммии закрученной волосков нет, а листья скручены в спираль. На их жилке в основании развиваются выводковые тельца из нескольких клеток, служащие для вегетативного размножения. Гриммии – типичные эпилиты, т.е. растения, поселяющиеся на камнях и скалах.

В горных тундрах на каменистых россыпях обычен тонкий шнуровидный печеночник тетралофозия щетинковидная. Это один из немногих печеночников, который растет в сравнительно сухих местах – как на почве, между камнями, так на валунах, где порой он образует своеобразные «шапки». Как правило, печеночники не поселяются на открытых поверхностях валунов и камней, а ютятся в небольших трещинках, углублениях между камнями, под камнями и в других тенистых и влажных местах. Нередко можно видеть их как бы «прячущимися» под покровом более крупных мхов. Например, тритомария пятизубая, нередкий в области, довольно крупный (до 4 – 5 мм шириной и нескольких см длиной) печеночник с неравно-трёхлопастными листьями на каменистых россыпях обитает среди растений более крупного мха из рода ракомитриум.

В составе растительных группировок Ловозерских гор выявлено 470 видов сосудистых растений (из них 97 заносных, чуждых естественной растительности), 346 мохообразных (227 листостебельных мхов и 119 печеночников), а также около 350 видов лишайников. Среди этих видов преобладают широко распространенные. Но немало и таких, что весьма обычны в пределах массива, а в области в целом их встречаемость ограничена. Например, камнеломка ястребинколистная в Ловозерских горах растет в долинах всех рек, ручьев, на сырых участках в тундрах, на влажных дернинах мхов, на скальных уступах. Вне этого района известно лишь по одному местонахождению в Хибинах и на побережье Лумбовского залива. Обильны в массиве кастиллея лапландская и манжетка альпийская, произрастающие еще в нескольких горных системах и в некоторых точках в приморских тундрах.

Редких и особо охраняемых видов в пределах массива довольно много: 83 вида сосудистых растений, 12 мохообразных, 14 печеночников, 28 лишайников. Среди сосудистых растений, занесенных в Красную книгу Мурманской области, дремлик темно-красный и арника фенноскандская имеют категорию «1б» (исчезающие), леукорхис беловатый, смолевка скальная и крупка норвежская – «2» (уязвимые). Обычно эти виды редки и в других районах области. Так, лишь на перевале Геологов и на плато Сенгисчорр отмечены популяции беквичии ледниковой, в Мурманской области встречающейся еще в Хибинах, и более нигде. В долине озера Сейдозеро и в цирке Раслака обитает резуха каменистая, известная еще только с мыса Турий. В том же цирке Раслака, у края тающего снежника, впервые в области был найден мох киерия серповидная, впоследствии отмеченный еще в одной точке – на горе Чильтальд, а на плато вблизи горы Маннепахк – андрея снежная, обнаруженная также на Чильтальде и в Сальных тундрах.

Из уязвимых видов мхов и печеночников можно упомянуть киерию серповидную, скапании Симмонса и шпицбергенскую, тэйлорию сплахновидную, из редких – аталамию бесцветную, дифисциум многолистный, киерию серповидную, кроссокаликс Геллера, лофозию полярную, пельтолепис четырехраздельный, полию сизоватую, цефалозиеллу нежненькую и другие. Большое число «краснокнижных» видов сосредоточено на скалах в долине ручья Ильмайок, на восточных склонах гор Вавнбед и в Сейдозерской котловине.

 

Губа Ивановская

 

Одним из уникальных участков побережья Баренцева моря является район губы Ивановская. Эта губа представляет собой узкий, частично изолированный от моря залив, простирающийся в северо-западном направлении параллельно Мурманскому берегу и отделенный от него скалистой грядой. Общая протяженность залива 14 км, максимальная ширина 1.5 км. Северный берег скалистый, местами с крутыми обрывами, южный – пологий. Акватория губы пересекается перпендикулярными моренамиперемычками, разделяющими ее на участкиванны. По данным ученых ПИНРО и ММБИ, эти участки характеризуются различной степенью опреснения морской воды, что определяет своеобразие фауны рыб и водных беспозвоночных. Гряда, отделяющая залив от Баренцева моря, защищает долину от северных ветров, благодаря чему в губе Ивановская создается свой микроклимат.

По данным сотрудников Центра охраны дикой природы (ЦОДИК), растительный покров побережья включает значительное количество «красно-книжных» видов. По берегам губы, на приморском пляже представлены группировки галофитов – растений, способных расти на субстратах с высоким содержанием солей. Среди них доминируют лебеда голостебельная и арктантемум Хультена, занесенные в Красную книгу Мурманской области. Второй вид встречается также и в приморских вороничниках. Здесь же расселились мертензия морская и осока галечниковая.

В полосе приморских лугов преобладает разнотравье – герань лесная, купырь, бодяк разнолистный, дягиль лекарственный, со значительной примесью приморских видов – лигустикума, чины алеутской и морского подорожника. В глубине долины губы на песчаных отмелях в массе произрастает мелкое (обычно не более 5 см высотой) однолетнее растение кенигия исландская, которое на побережьях Мурманской области распространено спорадически. Редким является горечавник оголенный с темно-синими довольно крупными одиночными цветками.

По мере удаления от берегов губы растительность постепенно теряет приморские черты. Луга здесь сложены мятликом высокогорным, овсяницей Ричардсона, крупными и мелкими представителями разнотравья: герань лесная, гвоздика пышная, марьянник луговой и др. Понижения часто слегка заболочены и там преобладают осоки водная и бедненькая, а также “влаголюбы» калужница болотная, сердечник зубчатый, хвощ болотный.

 На северном берегу залива распространены скалы и осыпи. На небольшой разнотравно-злаковой луговине под скалой была найдена малочисленная популяция арники фенноскандской. На осыпных участках и в трещинах скалистого хребта отмечен папоротник многорядник копьевидный. И арника, и многорядник на востоке Кольского полуострова пока известны лишь отсюда. Кроме того, на каменистых осыпях и выходах коренных пород губы Ивановская произрастают такие «краснокнижные» виды как папоротник многоножка обыкновенная, камнеломки дернистая и снежная, смолевка бесстебельная.

На северном же побережье, на склонах гряды, а также в долине реки Ивановка, впадающей в залив, встречаются березняки, образованные березой Черепанова с примесью рябины Городкова, ивы козьей и даже осины. Березняки приурочены к условиям хорошего водоснабжения, поэтому в напочвенном покрове часто преобладают травы: луговик извилистый, осока влагалищная, хвощ лесной и др. На осыпях под пологом березы найдена адокса мускусная. Из древесных растений в окрестностях губы Ивановская зарегистрированы также можжевельник сибирский и смородина гладкая (красная).

Южный пологий берег занят различными тундровыми сообществами и болотами.

Район губы Ивановская весьма своеобразен по составу растительных сообществ. Здесь зарегистрировано более 280 видов сосудистых растений, среди которых 37 нуждаются в охране. Кроме того, в губе Ивановка существует колония обыкновенного тюленя, водится живородящая ящерица, на островах гнездятся птицы, в том числе охраняемые: обыкновенная гага, хохлатый баклан, лебедь-шипун и некоторые другие. Все это послужило основанием для предложения создать памятник природы «Губа Ивановская».

 

Губа Дворовая и прилегающие скалы

 

Приблизительно в шести километрах к северо-западу от губы Ивановская расположен участок морского побережья с отвесными скалами и небольшим заливом – губой Дворовой. Особенностью этой территории являются многовидовые птичьи базары, которые были обследованы орнитологами ММБИ. Здесь находится крупнейшая на баренцевоморском побережье колония чаек моевок, насчитывающая более 30 тысяч пар. Здесь же длительное время существует самое восточное на Мурмане поселение тонкоклювой кайры, насчитывавшее в 2003 г. 1000 особей и стремительно сокращающее свою численность в настоящее время. В пределах этой небольшой территории гнездится еще один вид – хохлатый баклан, внесенный в Красную книгу Мурманской области. К сожалению, сокращение рыбных запасов, и в первую очередь, мойвы, фактор беспокойства со стороны человека ведут к снижению численности популяций массово гнездящихся птиц.

По данным сотрудников ЦОДИК, растительность окрестностей губы Дворовая представляет собой кустарничковые и лишайниковые тундры, перемежающиеся с болотными сообществами. Скальные растительные группировки испытывают значительное воздействие со стороны орнитофауны. Вблизи птичьих базаров количество видов растений сокращается, остаются такие орнитофильные и орнитотолерантные виды, как ложечная трава, овсяница овечья, мхи саниония крючковатая, синтрихия полевая, бриумы. По мере приближения к гнездам все эти растения постепенно исчезают и заменяются зеленой водорослью празиолой курчавой, обитающей на субстратах, обогащенных азотом и являющейся индикатором подобных местообитаний.

В районе губы Дворовой, мыса и прилегающего скалистого побережья предложено создать памятник природы «Птичьи базары губы Дворовой»

 

Комплекс сообществ на побережье Святоносского залива

 

По территориально-административному делению Мурманской области окрестности полуострова Святой нос и Лумбовского залива относятся к Печенгскому району. Однако они являются неотъемлемой частью природных комплексов северо-восточного побережья Кольского полуострова.

Ценность участка побережья Святоносского залива может быть определена тем, что он является одним из крупных комплексов сообществ, характерных для восточного района тундровой зоны на Кольском полуострове. К наиболее интересным типам местообитаний относятся полигональные тундры, осыпи, каменистые россыпи и обнажения горных пород, бугристые болота, прибрежные местообитания на галечниках, скалы, обрывы и пляжи. В этом районе встречается несколько редких и охраняемых видов – арктантемум Хультена, ивы монетовидная и арктическая, ломатогониум колесовидный и кастиллея лапландская.

На приморских коренных обнажениях, в небольшой степени перекрытых морскими отложениями, встречается целый комплекс видов трав. Среди них – уже упомянутый выше арктантемум и осока галечниковая (оба являются арктическими видами, хотя второй заходит по морским побережьям на юг и в таежную зону), а также красиво цветущие лапчатка Эгеда и первоцвет норвежский.

Мелкобугристые болота в сочетании с озерками распространены по всему баренцевоморскому побережью. Они располагаются в обширных плоских бессточных ложбинах, обычно с озерком в центре и представляют собой регулярно расположенные бугры высотой до 0,6 м, чередующиеся с мало обводненными понижениями. Доминантами растительного покрова на буграх являются кустарнички и травянистые виды – карликовая березка, морошка, в сети понижений между буграми преобладают осоки и некоторые сфагновые мхи.

Полигональные тундры находятся на морском побережье и состоят из выпуклых полигонов диаметром до 1.5 м и ложбин между ними шириной до 10 см. Центр полигонов приподнят по сравнению с поверхностью ложбинок на 15 – 20 см и покрыт сетью пересекающихся трещин. На полигонах преобладает мелкий щебень, песок и тонкодисперсный материал, а в ложбинках – крупный щебень и камни. Сообщества на полигонах и в ложбинках различаются незначительно: в приподнятом центре полигона преобладают лишайники охролехия холодная, сферофорус шаровидный и алектории в сочетании с мохообразными (кукушкин лен волосоносный, гимномитрион коралловидный, птилидиум реснитчатый), а на границе полигонов больше кустистых лишайников флавоцетрарий и кустарничков. Стелющаяся маленькая ива монетовидная обычна как на полигонах, так и в ложбинках и иногда доминирует. Реже в таких сообществах встречается ива арктическая.

Пятнистые тундры распространены на малоснежных и подверженных воздействию ветров участках террас и моренных холмов. Одноярусные мозаичные сообщества образованы кустистыми лишайниками (флавоцетрарией снежной, алекторией бледно-охряной) и кустарничками (вороникой, голубикой и арктоусом альпийским). На щебнистых субстратах встречаются пятна оголенного грунта диаметром не более 1 метра.

 

Побережье Лумбовского залива

 

Как уже отмечалось, по территориально-административному делению берег Лумбовского залива относится к Печенгскому району.

На западном побережье Лумбовского залива расположен очень интересный в ботаническом отношении участок. Он включает комплекс сообществ на выходах морских отложений (глинах и суглинках). Склоны приморских террас заняты лугами, далее по мере удаления от моря они сменяются пятнистыми тундрами и плоскобугристыми болотами. Часто встречаются выходы коренных горных пород. В юго-западную часть залива впадает речка Западная с живописным падуном в устье. В долине реки и местами по побережью залива распространены березняки. При движении от моря сначала появляются небольшие группы деревьев, по мере приближения к реке, площадь их увеличивается, и по речным берегам уже тянется настоящий сомкнутый древостой из березы Черепанова и ивы филиколистной. Диаметр искривленного ствола некоторых берез у основания достигает 30 см.

Крутые, обращенные к морю склоны прибрежного плато заняты осоково-разнотравными заболоченными и сырыми лугами, имеющими здесь значительную площадь (в несколько гектаров). В сочетании с приморскими группировками галофитов, они представляют собой комплекс сообществ, характерный для области контакта «суша-море» в тундровой зоне

Необыкновенную красочность этим лугам придают яркая зелень листьев с разноцветными пятнами венчиков цветущих растений: розовато-сиреневые соцветия мытников мутовчатого и судетского, лукаскороды, желтые лепестки лютиков, золотарника лапландского, купальницы европейской, беловатые цветки горца живородящего и прицветников дерена шведского. Здесь довольно часты небольшие популяции редкой в Мурманской области камнеломки ястребинколистной. На морском берегу на почве и галечнике встречаются сиреневые лужайки из примулы норвежской. Чемерица Лобеля образует заросли в понижениях рельефа, а её отдельно стоящие куртины издали напоминают деревца или кустарники.

Многовидовые луговые сообщества насчитывают до 40 видов сосудистых растений. Здесь были найдены такие виды сосудистых растений из Красной книги Мурманской области, как камнеломки поникающая, болотная и многолисточковая, адокса мускусная, кастиллея лапландская, папоротничек гроздовник полулунный, гвоздика пышная, астрагал холодный, а также мхи синтрихия полевая, барбула полудюймовая и ритидиум морщинистый.

Здесь же расположено единственное известное в Мурманской области местонахождение редкого мха алоины короткоклювой. Свое видовое название алоина короткоклювая получила из-за короткого выроста («клювика») на крышечке, закрывающей вход в коробочку с созревающими спорами. Необычность алоины в том, что на верхней поверхности ее листа есть зеленые нити. У высших сосудистых растений листья всегда многослойные, и срединные клетки (мезофилл) содержат хлоропласты, отвечающие за фотосинтез. У мохообразных листья состоят из одного слоя клеток, которые также осуществляют фотосинтез. Алоина, развивая на верхней поверхности листочков выросты в виде нитей, увеличивает общее количество фотосинтезирующих клеток. Нечто подобное наблюдается у кукушкина льна, где листовая поверхность увеличивается за счет расположенных вдоль листа зеленых пластиночек.

На приморских склонах западной части Лумбовского залива участки с умеренным увлажнением сменяются переувлажненными, в некоторых ложбинках лежат снежники. Видовой состав мохообразных влажных лугов чрезвычайно разнообразен. Здесь растут климациум древовидный, плагиомниумы и многие другие гигрофиты.

Среди трав и мохообразных на сырой почве встречены и лишайники, в том числе нечастые в области. Это и заметные лишь под бинокуляром лептогиумы лишайникоподобный и нежный, и более крупная солорина губчатая

В трещинах камней по краю приливно-отливной зоны был найден мох, занесенный в Красную книгу Мурманской области – геннедиелла Гейма.

Бугристые болота формируются при участии процессов морозного выпучивания, плоскобугристые – возможно, при преобладающей роли провала участков торфяного грунта, последующего их размывания и формирования сети заросших проток, в различной степени обводненных. Крупные бугры и плоские бугры очень различаются морфологически, хотя состав растительности на этих болотах похож. Высота крупных бугров, встречающихся в лесотундре и на южной границе тундровой зоны, до полутора-двух метров, торф на их вершине часто растрескивается. Плоские бугры пониже, превышение их высоты над соседними мочажинами редко более метра, и состоят из сети кочек пушиц и осок, между которыми растут кустарнички и мхи

На крупных и плоских буграх развивается олиготрофная растительность (кустарнички и травы багульник болотный, морошка, подбел, пушица влагалищная, мхи дикранум удлиненный, аулакомниум болотный, кукушкин лен можжевельникоподобный и сфагны). Очень характерны группировки из лишайников кладоний, а при начинающемся разрушении бугров – из охролехий и сферофоруса шаровидного. В мочажинах, в разной степени обводненных, преобладают пушицы, в основном, пушица многоколосковая. Встречаются как гипновые, так и сфагновые мхи (страминергон соломенно-желтый, лескипнум каштаново-бурый, сфагнум Линдберга).

Пятнистые тундры формируются на малоснежных участках террас и по составу похожи на вышеописанные такие сообщества побережья Святоносского залива.

Вдоль реки Западная распространены сырые разнотравные березняки, часто с примесью ив. В травяном ярусе представлены гравилат речной, таволга вязолистная, чемерица, герань лесная, голокучник трехраздельный, грушанки, иногда – калужница болотная. Из мхов – мниумы звездчатый, колючий и другие, гелодиум Бландова, климациум древовидный, бриум Вейгеля, плагиомниумы, ритидиадельфус почтиперистый, каллиергон сердцелистный.

По литературным данным, между рекой Иоканга и Лумбовским заливом, в районе реки Западная встречаются «краснокнижные» маленькие скальные папоротнички вудсия эльбская и многоножка обыкновенная, а также более крупные гроздовник северный и пузырник Дайка. Из цветковых растений упоминаются камнеломки дернистая и супротивнолистная. Вполне вероятно их нахождение и в районе Лумбовского залива. В окрестностях восточной части залива найдены такие виды мхов из Красной книги Мурманской области, как меезия длинноножковая, буксбаумия безлистная, псилопилум лоснящийся, андреэя Блютта. Из редких сосудистых растений встречаются жирянка волосистая (в ерниково-моховом и травяно-моховом болотах на берегу реки Каменка), пижма дваждыперистая (на лугах в поймах рек и у дорог), смолевка бесстебельная (на склоне приморской песчаной террасы).

 

Долина реки Поной

 

Река Поной – крупнейшая в Мурманской области: с запада на восток водоток преодолевает 426 километров. Поной своим рождением обязан болотам, воды которых подпитывают силы реки на всем ее протяжении, но особенно велика заболоченность от истоков до среднего течения. Низкие берега покрыты ивняками, злаково-осоковыми лугами, чаще из осоки водной и канареечника тростниковидного. Водная гладь бывает украшена крупными, солнечного цвета, цветками кубышек желтой и малой и «островками» белых с золотой серединкой цветков лютика водного, или шелковника щитовидного. На мелководьях некоторых долинных озер с богатыми водами можно встретить камыш озерный, называемый иногда «ресницы озера». В среднем течении реки на сырых берегах растет редкий в области лютик Гмелина.

За полосой прибрежных отмелей, лугов и ивняков по берегам распространены березняки. Чаще всего это леса с господством злаков и разнотравья в напочвенном покрове. Не слишком густой подлесок образован ивами, единичными особями можжевельника обыкновенного, а также смородины гладкой и жимолости субарктической. В древостое встречается рябина Городкова, а на более богатых почвах – ольха кольская и черемуха северная.

Склоны долины всхолмленные, часто каменистые. Возвышенности покрыты хвойным лесом, а понижения между ними заняты болотами с мелководными озерами и озерками. Основной тип леса – сосновые и елово-сосновые лишайниковые насаждения, т.е. леса, в напочвенном покрове которых преобладают лишайники. Развит кустарничковый ярус из брусники, вороники обоеполой, черники, кустарниковый ярус состоит из можжевельника сибирский, березы карликовой. Роль ели возрастает по мере продвижения на восток, и ниже устья р. Пурнач (правый приток р. Поной) сосны исчезают.

Болота в долине р. Поной занимают огромные площади. На болотных просторах островками расположены невысокие моренные гряды, заросшие деревьями. Среди болот верхнего и среднего течения реки преобладают осоковые, хвощово-осоковые и грядово-мочажинные. Набор видов осок невелик. Господствуют или осока водная и вздутая, или осока волосистоплодная. На хвощово-осоковых болотах помимо хвоща топяного и осок встречается пушица многоколосковая. В июле монотонную зелень украшают темно-красные цветки сабельника болотного или лилово-малиновые соцветия мытника болотного. Из мхов на описываемых болотах наиболее характерны страминергон соломенно-желтый, варнсторфия бесколечковая и разнообразные сфагновые мхи: балтийский, компактный, Варнсторфа и др.

Грядово-мочажинные болота характеризуются особым микрорельефом: обводненные мочажины окаймлены извилистыми грядами 40-80 см высоты. В мочажинах на ковре сфагнов растут осоки, пушицы многоколосковая и влагалищная. Иногда моховой покров отсутствует, и основная роль принадлежит пухоносу дернистому.

Гряды образованы сфагновыми мхами, главенствующее значение среди которых занимают сфагнумы бурый и магелланский. На сфагновом ковре неравномерно распределены кустарнички – брусника, вороника, голубика, подбел и др. По склонам и верхушкам гряд всегда в большем или меньшем обилии встречаются зеленые мхи: плеуроциум Шребера, дикранум Бергера, и другие, и лишайники, главным образом кладония звездчатая, флавоцетрария снежная и цетрария исландская.

На болотах произрастают не только обычные, широко распространенные виды. В окрестностях с. Краснощелье на болотистых берегах некоторых озер в августе хорошо заметны початковидные гроздья ярко-красных ягод, прикрытых яйцевидным с длинным заострением покрывалом. Это одно из редких растений Мурманской области белокрыльник болотный, ближайший «родственник» всем известной красавицы каллы африканской. Сложнее заметить на болотной кочке безлистную орхидею ладьян трехнадрезный, с мелкими, зеленовато-беловатыми цветками. Зато другая орхидея с пирамидальными лилово-розовыми, иногда почти белыми соцветиями, пальчатокоренник пятнистый, обычно легко заметна.

В среднем течении берега реки постепенно повышаются, и хвойные леса часто вплотную подходят к руслу. Местами каменистый берег круто обрывается скальными обнажениями почти у самого уреза воды. На уступах скал селятся петрофиты – связанные с каменистыми субстратами растения. Это мелкие папоротники вудсия эльбская и многоножка обыкновенная, камнеломка снежная, ясколка альпийская и др. Узкие полосы между руслом и опушкой леса заняты разнотравными лугами, в травостое которых обильны астрагал субарктический, астра сибирская, василистник редкоцветковый. Эти луга издавна являются сенокосными угодьями, дающими сено значительно лучшего качества, чем крупно-злаковые или осоково-злаковые сообщества.

Окрестности устья р. Ачерйок являются границей подзон: хвойные леса сменяются лесотундровыми березняками, среди которых преобладают зеленомошные и лишайниково-зеленомошные. Характерен довольно густой кустарничковый ярус из брусники, вороники, черники. На хорошо увлажняемых и крутых склонах встречаются заросли дерена шведского, по лощинам обильно разрастается луговик извилистый, а на более увлажненных, но дренируемых участках – папоротник голокучник трёхраздельный.

В составе приречных сообществ появляются виды восточного распространения. Это пижма дважды-перистая и мытник судетский. На отмелях и мелководьях участков русла с быстрым течением нередки заросли белокопытника лучистого – растения, цветущего до распускания листьев. Его почковидные или широко-треугольные листья возвышаются над поверхностью воды или песка на 40 – 80см

Ниже значительного по высоте порога Бревенный долина реки приобретает каньонообразный характер. Склоны изрезаны многочисленными руслами постоянных и временных водотоков различных размеров. Берега реки от 10 до 50 м высотой, довольно крутые, особенно в верхних частях, где отвесные скальные обрывы порой достигают 3 – 10 м.

На правом берегу преобладают заросли кустарниковых ив с примесью берез, чередующиеся с обширными участками крупнообломочных каменистых россыпей. Этот берег подвержен влиянию северных и северо-восточных ветров, снег стаивает очень поздно (в начале июля) и сдерживает развитие растительности. Левый берег освобождается от снега раньше. Здесь сформировались кустарничковые и кустарничково- разнотравные березняки с примесью рябины, древовидных ивы козьей и ивы миртолистной. Изредка встречаются группы осин, и даже единичные ели, из них некоторые со срубленными вершинами.

Долины постоянных ручьев заняты зарослями кустарниковых ив – мохнатой и филиколистной с обилием крупных трав: дягиля лекарственного, купальницы европейской, чемерицы Лобеля и др. Нередко каменистые русла весенних водотоков служат прибежищем для видов, внесенных в Красную книгу области – аконита северного, волчьеягодника обыкновенного, пиона Марьин корень, щитовника мужского и др.

В верхних частях склонов березовое криволесье изреживается, уступая место сообществам скальных обнажений и щебнистых осыпей. У подножия скал развиты разнотравно-кустарничковые группировки, часто с участием редких и охраняемых в области видов – воронца красноплодного, земляники лесной, кизильника киноварно-красного и др. Именно на левом берегу р. Поной, под пологом березняков, по берегам и днищам весенних водотоков и реже – на открытых участках у подножий скальных обрывов была найдена ветреница дубравная. Этот нередкий в России вид на Кольском полуострове находится в изоляции от своего основного ареала (географической области распространения). В этих сообществах были встречены как обычные виды – голокучник трехраздельный, седмичник европейский, черника, так и редкие – бузульник сибирский, кизильник киноварнокрасный, фиалка горная. Виды северного распространения, например горькуша альпийская, соседствуют здесь с растениями более южных широт, в частности с вороньим глазом четырехлистным и горошком лесным. Вероятно, южные по своему происхождению виды в долине р. Поной являются реликтами – сохранившимися «осколками» существовавшей в прошлые геологические эпохи флоры. Популяции видов вполне жизнеспособны, а сообщества в целом сохраняют высокий уровень разнообразия.

Помимо указанных сосудистых растений, в растительном покрове немало редких видов других групп. Это лишайники бриория Фремонта, лобария смазанная, печеночник протолофозия удлиненная, листостебельные мхи псилопилум вогнутолистный, склероподиум орнейский и др.

Из района Понойской депрессии был описан «эндемичный» (или, скорее всего, не обнаруженный еще в других местах) накипный микролишайник абскондителла дуплицелла, растущий на мхах и растительных остатках.

Низовья реки Поной входят в территорию Понойского рыбохозяйственного заказника, а среднее течение является частью Понойского орнитологического заказника. Вероятно, было бы целесообразно сделать эти заказники общебиологическими (комплексными).

 

Панские тундры

 

К юго-востоку от Ловозерских гор находится небольшой по площади и высоте горный массив – Панские тундры. Наивысшая точка, г. Каменик, достигает приблизительно 625 м.

С ботанической точки зрения интересны западные склоны г. Каменник и участки долины р. Цага, протекающей у подножья этих склонов. На сравнительно небольшой территории здесь было выявлено 13 видов мохообразных и лишайников из числа включенных в Красную книгу Мурманской области. Кроме того, здесь найдены два очень редких в Мурманской области и России вида лишайника, пока не внесенные в Красную книгу области и не представленные ни на одной из особо охраняемых природных территорий Ловозерского района. Поэтому было предложено создать на этом участке ботанический видоохранный памятник природы. Предлагаемая к охране территория включает склон горы и ее подножье и часть долины р. Цаги.

В Панских тундрах выделяются те же растительные пояса, что и в Ловозерских горах. На г. Каменник, в горно-тундровом поясе распространены кустарничковые, кустарничково-лишайниковые и кустарнич- ково-моховые сообщества, в том числе пятнистые тундры, и каменистые россыпи. Имеются выходы постоянно переувлажненных скал северной экспозиции, на которых сосредоточено большое число арктомонтанных (т.е. встречающихся преимущественно в Арктике и горах) видов, в том числе нечастых в регионе. Велико разнообразие лесных сообществ на склонах Каменника и прилегающей низменности: березовые криволесья с разнотравьем, фрагменты сосняков на заросших каменистых россыпях, нередко с подтоком грунтовых вод, заросли ольхи, заболоченные ельники и пр. В пойме р. Цага имеются как мезо-, так олиго- и эвтрофные болота, заболоченные сосняки и ельники, небольшие участки старовозрастных еловых лесов, молодые сосняки. Разнообразием биотопов объясняется высокое видовое богатство флоры. Так, даже предварительный список только печеночников насчитывает 57 видов, что составляет почти 40% видового состава этой группы в области.

Близ вершины г. Камненник среди скальных обнажений обосновался мох полия сизоватая. В пятнистых тундрах на незадернованном грунте можно встретить распростертые розеточки листьев очень мелкого мха дифисциума многолистного. Оба вида внесены в областную Красную книгу как редкие. На террасах и на склонах той же горы был найден печеночник празантус шведский, редкий в Мурманской области и подлежащий бионадзору. Этот печеночник очень мелкий, бледно- сероватозеленый, плотно прижатый к субстрату, имеет густо расположенные черепитчатые листья. На почве он образует своеобразную корку по краям незадернованных пятен в каменистых кустарничково-лишайниковых и кустарничково-мохово-лишайниковых пятнистых тундрах

На этой же горе был собран представитель цианопрокариот симплокаструм Фриза, ранее известный в области только с территории Хибинского горного массива, а также один редкий лишайник – аспилидея Мюрина.

В подтополяемом устье безымянного притока р. Цага помимо высокого общего разнообразия растений отмечено скопление редких видов. Фон этого обводненного участка составляет красно-оранжевая водоросль трентеполия, которая покрывает поверхность камней, возвышающихся над мелководным широким ручьем. Яркую окраску ей придает пигмент гематохром, содержащийся в клетках. Трантеполии приспособились к жизни в непостоянной по влажности и температуре наземной среде. В клетках они откладывают «про запас» капли масла, имеют довольно толстую клеточную стенку и могут расти и размножаться в периоды, когда наступает благоприятная сырая погода. Трентеполии часто встречаются на скалах в горах, а во влажных условиях могут поселяться и на стволах деревьев, например, растущих на берегу реки или озера

В устье, среди кочек осоки, на незадернованной илистой почве на берегу и на небольших островках, довольно много мелких куртин гапломитриума – редкого в мире печеночника, внесенного в Красную книгу РФ и Красную книгу Мурманской области. Внешне этот мелкий (до 2 мм шириной и 1 см длиной) зеленый печеночник, с тремя практически одинаково выраженными рядами неправильной формы волнистыми листьями, напоминает мох. В Мурманской области вид известен из нескольких точек, очень редок он и в России. Обычно вид встречается в числе нескольких экземпляров на незадернованной почве среди трав и куртин мхов по илистым берегам речек и озер. Популяция печеночника на г. Каменник – самая крупная в России.

В устье этого же ручья, в русле и на временно затопляемых, слегка заиленных камнях. найдены 5 редких в области лишайников – аспицилия лохматая, коллема шариконосная, ионаспис озерный, вестергренопсис изидиозный, катиллярия железная. За исключением двух последних видов, все эти лишайники внесены в Красную книгу Мурманской области с категорией «бионадзор», последние два вида известны всего из нескольких точек нахождения в России.

В небольших, сырых участках старовозрастных еловых лесов, сохранившихся в нижних частях склонов горы Каменник, обнаружено три редких эпиксильных (т.е. произрастающих на гниющей древесине) печеночника: кроссокаликс Геллера, риккардия пальчатая, тритомария почтивырезанная. Все это виды, находящиеся в регионе вблизи северной границы своего распространения. В Мурманской области известны лишь немногочисленные их местонахождения, преимущественно в южных районах.

К северу от горы Каменник, на поваленной древесине, встречен редкий в области вид цианобактерий – гапалосифон ключевой. Таким образом, обнаружено второе в Мурманской области местонахождение цианобактерии глеокапса наскальная.

 

Растения в саамской культуре, хозяйстве и быту

 

Согласно саамской мифологии, растения – изначальное, отправное звено в системе мироздания. Как сказано в одной из древних легенд кольских саамов, от травинки образовалась земля посреди бескрайнего моря; из первого яйца, снесенного уткой на возникшей земле, выросли деревья (сосна, ель, береза, ива) и мох, из второго и третьего – появились птицы и животные, и только из четвертого, последнего, – прародители человека. Интересно, что у саамов есть свои названия для многих тех растений и лишайников, русские названия которых представляют собой перевод или фонетическую кальку с латинского. Карл Линней первым выполнил этноботанический анализ растительности Шведской Лапландии, записав саамские названия растений и сведения об их использовании местными жителями.

От состояния оленьего стада, от его кормовой базы зависело и до сих пор во многом зависит качество жизни «оленных людей». Северный олень – одно из наиболее неприхотливых одомашненных животных. Пищей ему служат наиболее обычные и широко распространенные растения и лишайники. Их доступность и количество определяют размеры и расположение так называемого «миграционного круга» пути, по которому из года в год движется стадо. Весной и летом олени предпочитают молодые побеги деревьев и кустарников, кустарнички (воронику, чернику, бруснику), травы, в сырую и дождливую погоду поедают кустистые лишайники рода кладония. Наиболее часто поедаемые лишайники кладония оленья, звездчатая и средняя объединены в группу ягелей. Листоватые лишайники (рода пельтигера и нефрому арктическую) олени почти не едят, как и представителей рода стереокаулон, в котором, как выяснилось, больше питательных веществ, чем в любимых оленями кладониях. Предположительно, это объясняется другим химическим составом листоватых лишайников, содержащих симбиотические цианобактерии, и избирательной приспособленностью пищеварительного аппарата оленей к ягелям. Осенью олени ищут и с удовольствием едят грибы. Их зимний рацион составлен почти исключительно из лишайников, и наличие и доступность зимних пастбищ является наиболее важным для содержания оленей.

В оленеводстве, исходя из средних пищевых потребностей животных и скорости возобновления поедаемых ими растений и лишайников, рассчитывается такой параметр как «оленеемкость пастбища». В Мурманской области, еще с советских времен, оленеёмкость пастбищ на одного оленя составляла не менее 80 га. В соседней Финляндии этот порог составляет всего 20 – 25 га. Из-за переизбытка оленей на финских пастбищах оказалась подорванной основная кормовая база, в результате чего за последнее десятилетие поголовье оленей в Финляндии сократилось почти в 2 раза. Поскольку на полное восстановление пастбищ потребуется около 50 лет, главным источником питания оленей там стали комбикорма. В правительство Мурманской области от финских фермеров неоднократно поступали предложения экспортировать ягель, но они не получали поддержки. Весной, в поисках более обильной кормовой базы «иностранные» олени неоднократно нарушали государственную границу Росии то со стороны Финляндии, то со стороны Норвегии, переходя на богатые ягелем пастбища запада Мурманской области.

Воздействие выпаса северных оленей на растительный покров изучают многие российские и иностранные ученые. Строение широкого копыта оленя таково, что «пальцы» его очень подвижны и могут широко раздвигаться, увеличивая тем самым площадь опоры и уменьшая давление животного на растительный покров. Поэтому при небольших размерах группы пасущихся оленей, растительный покров, даже хрупкие лишайники, не испытывает разрушительных нагрузок.

Летом, когда животных особенно донимают комары и гнус, они совершают многокилометровые переходы в поисках открытых, обдуваемых ветром мест, ближе к морскому побережью или в горную тундру. При значительных размерах собирающегося здесь стада, нагрузка на приморские и горно-тундровые растительные сообщества возрастает, и в первую очередь, страдают лишайники. Сокращается доля кустистых лишайников, увеличивается доля листоватых и корковых. За счет этого увеличения растет и общее видовое разнообразие сообществ, причем его высокий уровень сохраняется не только при угнетении и фрагментации мохово-лишайникового покрова, но даже при полном его разрушении. В сообществах появляются новые виды корковых лишайников, поселяющиеся на оголенном субстрате (камнях, почве) и на растительных остатках (выбитых мхах, кустарничках). Наименее устойчивые к перевыпасу виды – кладонии из группы ягелей, среди индифферентных и устойчивых видов – охролехия холодная, псорома моховая, виды рода беомицес, солорина шафранная. На Полярном Урале, по данным ученых Уральского отделения РАН, в результате интенсивной эксплуатации пастбищ, запас ягелей (наиболее ценной группы для питания оленей) снизился в 5 – 7 раз, а на прогонных путях лишайниковые тундры (лучшие зимние пастбища) к настоящему времени полностью утрачены. Причем замены лишайниковых тундр на травяные (более высокопродуктивные) не наблюдается, а происходит общее снижение продуктивности экосистем и оскудение кормовой базы оленеводства.

Для кольских саамов домашнее оленеводство стало основным источником мясной пищи лишь к концу XIX в. На протяжении нескольких столетий основой традиционного образа жизни саамов составляли рыболовство, собирательство и охота. Меньшее значение для их рациона имела растительная пища. Весной заготавливали заболонь сосновой коры, которую после сушки и толчения добавляли в похлебку или в ржаную муку, из которой пекли лепёшки. В конце лета наступала пора сбора ягод и грибов, причем заготовки проводились сообща, а затем добыча распределялась пропорционально вкладу каждой семьи в общее дело. Грибы, в изобилии имеющиеся в Лапландии, саамы стали собирать совсем недавно. (Любопытно, что саамы Швеции и Норвегии к грибам до сих пор относятся с большим подозрением, считая их неподходящей пищей для людей). Ягоды (воронику, бруснику, чернику и морошку) заготавливали в сушеном или моченом виде и добавляли в качестве приправ к пище (в суп и другие мясные блюда).

Любимым напитком Кольских саамов был чай, для заваривания которого употребляли иногда куски чаги – плодовых тел паразитирующего на березе гриба трутовика косо-трубчатого. Такой чай называли мур-чай, т.е. “дерево-чай”

В конце XIX – начале XX в. подавляющее большинство предметов саамской утвари изготовлялось из дерева. Многие принадлежности домашнего обихода саамы искусно выделывали из берестяных полосок, из тонких и прочных корней сосны: различные чашки, ковшики, корзины, солонки, скатерти. И в настоящее время вызывает восхищение красота резных изделий из дерева, капа и бересты, выполненных руками мастеров п. Ловозеро.

Как отмечал авторитетный исследователь Кольского заполярья, историк А.А. Киселев, саамы никогда не противопоставляли себя природе, всегда ощущали себя её частью. Отсюда стремление жить в гармонии с природой, проявляя слабые и лишь необходимые попытки её изменить.

По его мнению, эта черта саамского менталитета является фундаментальной в этнической идентичности данного народа. Вот как говорится в современной легенде о предназначении маленького народа: «Мы не пахари, мы не косари. Мы олений народ. Наш хлеб – олень-батюшка. Его кормом живём: мох белый, ягель… Деды и прадеды учили нас: «Землю надо беречь. Как она досталась нам в поросли трав и во мхах, поросшая кустами и всякой зеленью, так и беречь её надо зелёную. Будешь беречь и холить землю зелёную, весёлую – и сам ты будешь сыт, здоров и весел человек».