Погода в Мурманске из Норвегии

мурманская область

 

4.3. Флора

 

Флора Ловозерского района чрезвычайно богата. Только сосудистых растений, то есть хвощей, плаунов, папоротникообразных, хвойных и цветковых, в границах района отмечено 680 видов. Это около 50 % всех видов, произрастающих в Мурманской области. Причем аборигенные (местные) растения, а их 568 видов, составляют значительно более половины всей флоры сосудистых растений области. Среди дикорастущих растений есть и чуждые Кольскому Северу виды, попавшие сюда случайно, помимо воли человека. Семена так называемых адвентивных (заносных) растений проникают с различными грузами (зерном, овощами, привозным сеном и т.д.) и прорастают в новых для себя условиях. В Ловозерском районе отмечено 112 заносных видов, большая часть из которых встречается близ п. Ревда и с. Ловозеро, где развита дорожная сеть, есть посевы сельскохозяйственных культур и, следовательно, обычны сорняки, а также случайные мигранты из более южных широт.

Некоторые сосудистые растения встречаются только или преимущественно в сообществах Ловозерского района. Многие из них обычны на востоке европейской Субарктики, например, на п-ове Канин и в Малоземельской и Большеземельской тундре, а в Мурманской области встречаются в основном на побережье Восточного Мурмана. Это пижма дважды-перистая, мытники мутовчатый, валериана головчатая, которые найдены в пойменных и приручьевых сообществах побережья, иногда – вдоль дорог. В тундрах растут ива монетовидная, копеечник арктический. На приморских местообитаниях – арктантемум Хультена. На болотах и сырых лугах побережья, иногда на приморских отмелях – злаки дюпонция и арктофила. В Мурманской области (в основном, на территории Ловозерского района) эти виды обитают на северо-западном пределе своего европейского распространения.

Ловозерский район до сих пор остается самым малоизученным районом области, наиболее полно обследована лишь флора Ловозерских гор.

В настоящее время в Ловозерском районе известно около 150 видов печеночников и более 300 видов мхов, что составляет, соответственно, 75 % и 70 % от общего количества видов, зарегистрированных в области в целом. Эти группы являются древнейшими из высших растений, ископаемые остатки видов известны уже из девона. За более чем 350 миллионов лет существования на Земле они сумели хорошо приспособиться к определенным метообитаниям, в которых пережили многочисленные изменения климата, порой катастрофические. Мелкие размеры позволяют им поселяться в местах, недоступных большинству сосудистых растений. Мхи и печеночники растут на поваленных деревьях и пнях, в ветровальных ямах, на выходах скал, на валунах, по берегам и в руслах ручьев и речек. Они не всегда доминируют в растительных сообществах, однако разнообразие их довольно велико, поскольку в большинстве сообществ представлены хотя бы небольшие участки с нарушенным растительны покровом: норки грызунов, тропы животных, небольшие камни среди трав и т.д., которые заселяются мхами и печеночниками.

Среди мхов есть широко распространенные и массово встречающиеся виды, которые могут являться доминантами и содоминантами растительных сообществ. Например, гилокомиум блестящий и плевроциум Шребера – в еловых, сосновых, реже березовых лесах, сфагновые мхи, лимприхтии, каллиергоны – на болотах, ракомитриумы и саниония – в тундрах.

Благодаря своим малым размерам и экологической пластичности мхи часто играют роль «выполняющих» компонентов сообществ, занимая нарушенные, нетипичные или очень небольшие по площади участки, такие как ниши под корнями деревьев, бортики русел ручьев и речек, пни, ямы различного происхождения, камни, пятна грунта, образовавшиеся в результате морозного выпучивания. В таких местообитаниях нередко формируются определенные комплексы видов.

Один из видов, заселяющих подобные участки – распространенный, но неприметный мох – тетрафис прозрачный, образующий «заросли» в основании пней и между корнями деревьев в лесах. Летом на верхушках вытянувшихся вверх стебельков тетрафиса появляются миниатюрные зеленые «вазочки» из листочков, в центре которых находится густой слой буроватых выводковых телец, предназначенных для вегетативного размножения. Этот мох образует и споры. Они созревают в удлиненной коробочке, вход в которую в ненастные дни прикрывают четыре крупных зубца (так называемые зубцы перистома). Такое количество зубцов есть и у другого мха – тетрадонтиума, тоже произрастающего в Мурманской области, но более редкого, и потому внесенного не только в областную, но и российскую Красную книгу. С эволюционной точки зрения, тетрафис и тетрадонтиум обособлены от других систематических групп листостебельных мхов.

В растительных сообществах Ловозерского района встречено 27 видов листостебельных мхов, занесенных в Красную книгу Мурманской области с различным статусом («уязвимые», «редкие», «бионадзор», т.е. требующие контроля состояния вида в области). Есть виды, известные пока только в Ловозерском районе, например, мох изотециум лисохвостоподобный.

Печеночники, также как и мхи, практически никогда не растут отдельными особями. Они всегда образуют более или менее плотные дерновинки, коврики, подушки. Таким образом, эти пойкилогидрические (т.е. не имеющие проводящей системы и корней и поглощающие влагу всей поверхностью растения) организмы приспособились к тому, чтобы выживать в условиях непостоянного увлажнения. Влага задерживается в плотных куртинах печеночников и позволяет им переживать солнечные сухие дни

В напочвенном покрове некоторых типов тундр и лесов обычен один из наиболее крупных видов печеночников птилидиум реснитчатый. Его растения достигают 3 мм ширины и 6 см в длину. Наряду с двумя рядами очень изящных ажурных 3-5 лопастных и обильно реснитчатых листьев представлен третий ряд, почти таких же по размеру и форме брюшных листьев, называемых у печеночников амфигастриями. Этот печеночник может образовывать чистые дерновины и ковры, особенно в тундровых сообществах, но чаще встречается в смеси с другими видами мохообразных.

В горах широко распространены виды печеночников, растущих в местах с поздно стаивающим снегом, такие как сизоватая мелкая антелия Юрацки и контрастирующая с ней беловато-зеленоватая плеврокладула беловатая. В глубоких ущельях, где имеется постоянный ток воды из-под тающих снежников, они порой тонким ковром покрывают пространства до нескольких квадратных метров. Небольшими вкраплениями в таких коврах встречаются другие виды печеночников из родов лофозия, скапания и др., а также мхов из родов киерия, арктоа и др.

По обочинам дорог и троп, вдоль русел сбегающих с гор ручьев и речек некоторые арктомонтанные (т.е., распространенные в Арктике и в горах) виды, наиболее характерные для тундрового пояса, могут проникать в лесной пояс. Своеобразные пурпурно-красные до черно-красноватых «корочки» вдоль дорог образуют печеночники из рода нардия и кладоподиелла Фрэнсиса. Это очень маленькие растения, шириной менее 1 мм и 2 – 6 мм длиной, с двумя рядами двулопастных листьев и третьим брюшным рядом, более мелких, чем листья, ланцетных амфигастриев. Нередко по обочинам дорог и на тропах встречается еще один печеночник красновато-коричневого цвета – цефалозия двузаостренная.

Широко представлены печеночники и в болотных сообществах. На болотах Ловозерского района можно найти свыше 40 видов. Один из наиболее крупных видов, милия аномальная, растет вместе со сфагновыми мхами. Это печеночник 2 – 3 см длиной и 3 – 4 мм шириной, с почти округлыми или широко эллиптическими листьями, размножающийся преимущественно выводковыми почками, которые в желтовато-зеленых кучках образуются на верхушках видоизмененных, удлиненных до ланцетных листьев. На болотах встречаются и другие широко распространенные в области печеночники: сфенолобус малый, ортокаулис Кунце, барбилофозия Хатчера, виды из родов лофозия, цефалозия и др. Реже на участках с более богатым минеральным питанием можно найти шистохилопсис крупноклеточный – печеночник с дву-, трехлопастными волнистыми листьями и темно-пурпуровым стеблем, а нередко и основаниями листьев. В мочажинах кустарничково сфагнового болота в массиве Кейвы и между буграми на плоскобугристом болоте, на участках с преобладанием ерника, найден вид, внесенный в Красную книгу Мурманской области с категорией 3, т.е. редкий, курция малоцветковая. Этот очень мелкий (всего 0.2 – 0.4 мм шириной), изящный, с сильно разветвленными листьями печеночник обычно оплетает стебли сфагновых мхов.

Однако наибольшее число печеночников встречается на скалах, а также на каменистых россыпях и осыпях, которые широко представлены в Ловозерском районе.

Значительную роль в сложении растительного покрова играют цианопрокариоты (цианобактерии) – группа фотосинтезирующих бактерий, которую раньше относили к водорослям («сине-зеленые водоросли»). Они являются одними из наиболее сложно организованных и морфологически дифференцированных микроорганизмов. Окаменевшие остатки цианопрокариот с возрастом более 3.2 миллиардов лет известны под названием строматолитов. В позднем архее они господствовали среди живых организмов Земли. По общепринятой версии, цианобактерии создали современную кислородсодержащую атмосферу планеты, что привело к первой глобальной смене биосферы.

Цианопрокариоты отличаются выдающейся способностью адаптировать состав фотосинтетических пигментов к спектральному составу света, так что цвет их колоний варьирует от светло-зелёного до тёмно-синего. Наиболее просто организованные виды являются одноклеточными и имеют сферическую форму (например, синехоцистис). При объединении нескольких клеток посредством общей слизистой оболочки возникает колония (именно в виде колоний встречаются хроококкус пухлый и глеокапопсис осадочный). Форма колоний также чрезвычайно вариабельна, но чаще всего колонии представляют собой довольно бесформенные образования. Наиболее сложно организованные нитчатые формы цианопрокариот (как например, калотрикс Брауна) представляют собой клеточные ряды, окруженные слизистым чехлом.

Обитают представители этой группы в соленых и пресных водоемах, на почве, среди листьев и веточек мохообразных, участвуют в симбиозах (например, в лишайниках). От их жизнедеятельности во многом зависит количество доступного для растений азота, попадающего в почву.

Цианопрокариоты – главные участники «цветения воды». Обычно во время «цветения» преобладает какой-нибудь один вид, вытесняя всех остальных представителей планктона. Некоторые виды получили характерные видовые названия «flosaquae», указывающее на то, что они являются возбудителями «цветения». К ним относятся очень распространенные в озерах, реках, прудах анабена цветения воды, афанизоменон цветения воды. Как правило, массовое развитие цианопрокариот связывают с относительно высоким содержанием в воде минерального и органического фосфора и ряда других биогенных элементов и низкой численностью планктонных рачков, способных питаться цианопрокариотами.

При массовом «цветении» цианопрокариоты способны вызывать заморы рыбы и отравления животных и людей. Замор рыб происходит при отмирании большой биомассы цианопрокариот, развившихся в ходе «цветения». Разложение отмирающих водорослей и бактерий вызывает острую нехватку кислорода в водоеме, а в результате бескислородного разложения органических веществ выделяются губительные для водных обитателей метан, аммиак и сероводород

Некоторые виды цианопрокариот токсичны и выделяют в воду ядовитые вещества. Это свойство является биологическим методом защиты от поедания зоопланктоном. Наиболее изучен токсин микроцистин, продуцируемый, например, микроцистисом синевато-зеленым. При массовом развитии цианопрокариот накопившиеся в водоеме сильнодействующие токсины становятся опасными для здоровья людей и животных.

К сожалению, токсины весьма устойчивы и не разрушаются при хлорировании воды или ультрафиолетовой обработке. Например, практически не разрушается токсин микроцистин, попадающий в организм домашних животных при водопое. Далее токсины могут поступать в организм человека при потреблении им молока или мяса домашних животных.

В озерах Ловозерского района токсичные виды цианопрокариот развиваются обычно в небольших количествах и не представляют угрозы для жизни человека.

Очень большую роль в растительном покрове северных регионов играют лишайники. Как известно, эта группа организмов представляет собой симбиоз (взаимополезное сосуществование) гриба и фотосинтезирующего компонента – водоросли или цианобактерии. Фотобионты находятся внутри тела (таллома, слоевища) лишайника и снабжают гриб произведенными ими органическими веществами. В свою очередь, гриб защищает своего «партнера» от резких перепадов влажности и температур, а также обеспечивает водой и минеральными веществами. Некоторые лишайники, такие как солорина шафранная, пельтигера пупырчатая, амигдалярия панаеола, почти все виды стереокаулонов, имея в талломе зеленые водоросли, «захватывают» еще и цианобактерии. Это дает лишайникам преимущество, поскольку цианобактерии могут усваивать атмосферный азот, включая его в вещества, доступные для водорослей и растений. Участки с такими дополнительными симбионтами называются цефалодиями, они могут находиться как на поверхности, так и внутри слоевища лишайника

Внешне лишайники чрезвычайно разнообразны. Схематично их можно подразделить на следующие морфологические группы: 1) кустистые – напоминающие миниатюрные кубки или деревца и связанные с субстратом только узкой нижней частью; 2) листоватые – с уплощенным листоподобным талломом и прикрепляющиеся к какой-либо поверхности в срединной части; 3) накипные – имеющие вид корочек и не отделяемые от субстрата без повреждения слоевища; 4) чешуйчатые – мелкие чешуевидные формы; 5) лепрозные – порошистая масса, содержащая грибные нити (гифы) и клетки водорослей.

Лишайники могут образовывать сплошной ковер в сосновых лесах, в криволесьях, на зарастающих вырубках, в некоторых типах тундр, а также на скалах и каменистых россыпях. Они поселяются на всех типах субстратов – почве, камне, гниющей древесине, коре живых деревьев и кустарников.

Многие лишайники – это организмы-пионеры: вырастая на «безжизненных» субстратах, накапливая в себе органическое вещество и затем отмирая, они способствуют созданию гумуса, на котором впоследствии могут вырасти мохообразные и сосудистые. Такие смены одних видовых комплексов другими называются сукцессиями, они происходят в растительном покрове повсеместно, но наиболее ярко их течение проявляется на временных местообитаниях, например, на лежащих гнилых стволах, в ямах под корнями упавших от ветровала деревьев, на кострищах и т.п

Лишайники-эпилиты (обитающие на скально-каменистой поверхности) закрепляющиеся гифами в мелких трещинах и выделяющие различные химические соединения, являются участниками процесса механического и химического разрушения горных пород до песка и пыли и одновременно образуют органический материал для гумуса. На отвесных скальных стенках птичьих базаров растут нитрофильные виды лишайников-эпилитов – ярко-желтые калоплаки и ксантории. Валуны и каменные глыбы мест с поздно стаивающим снегом покрыты серыми порпидиями и лецидеями, более сухие и обдуваемые камни пестрят желто-зелеными корочками ризокарпонов. На поверхности камней различно окрашенные накипные лишайники создают прихотливые узоры.

На влажных приморских скалах и вдоль берегов рек и озер встречается множество специализированных водных лишайников. Так, в руслах ручьев и быстрых неглубоких речек нередки ионасписы и полибластии. На надводных, редко затапливаемых или только забрызгиваемых участках камней, в том числе часто посещаемых птицами, поселяются протопармелиопсис муральный, яркая канделляриелла желточно-желтая и умбиликария обугленная. Последний вид четко отличим от других умбиликарий по наличию изидий — цилиндрических выростов на верхней поверхности, служащих для размножения.

В напочвенном покрове лесных сообществ хорошо заметны крупные кустистые лишайники рода кладония – оленья, звездчатая, мягкая, ошибочно именуемые «оленьим мхом», листоватые нефрома арктическая, пельтигеры пупырчатая, собачья и многопалая. На нарушенных почвах лесных дорог разрастаются накипные лишайники беомицес рыжий и трапелиопсис гранулезный. В старовозрастных лесах с ветвей свешиваются бриории, платисмации и тукерманнопсисы, пылящие соредиями – мелкими крупинками лишайника, предназначенными для размножения и распространения. В сообществах, представляющих разные стадии послепожарного восстановления леса, на обгоревшей древесине встречается гипоценомице скалярный, на пнях и валеже – ксилографа параллельная. Под вывороченными корнями ютится силолехия светлая с ярко-желтыми апотециями, на стволах берез расположены розетки меланелии оливковой.

Все перечисленные выше лишайники образованы грибами из отдела сумчатые грибы (аскомицеты). Их плодовые тела со спорами – апотеции – имеют форму маленьких блюдечек, бугорков или пятен на поверхности слоевища лишайника и не бросаются в глаза. Другоедело — лишайники, состоящие из базидиальных грибов. Плодовые тела многих свободно живущих базидиальных грибов хорошо знакомы каждому грибнику: это то, что люди обычно понимают под «грибами» и употребляют в пищу. У лишайников, в состав которых входят базидиальные грибы, тоже образуются плодовые тела. И они, как и их несимбиотические сородичи, формируют шляпку и ножку. Нередко такие виды принимают за обычные грибы. Однако стоит рассмотреть их повнимательнее (лучше с использованием микроскопа), и у основания ножки обнаружится комплекс тех же гиф гриба с водорослевым компонентом, свидетельствующий о принадлежности плодового тела лишайнику. Базидиальные лишайники встречаются гораздо реже аскомицетных. В Ловозерском районе в горных и равнинных тундрах, например, можно найти лихеномфалии гудзонскую и зонтичную с недолговечными мягкими плодовыми телами.