Погода в Мурманске из Норвегии

мурманская область

 

2.3. Памятники истории и культуры, исторические достопримечательности

 

В пределах Терского берега сохранилось немало памятников и свидетельств истории от древнейших времен до памятных мест середины – конца XX в. Большинство поморских деревень и тоней несут следы многовекового уклада и культуры и сохранили оригинальную самобытную архитектуру деревянного зодчества. Народные предания и легенды сохранили множество памятных и святых мест. В последнее время вместе с возрождением традиций и церковной духовности наблюдается усиление внимания ко всем культурно-историческим достопримечательностям; многие из них были обустроены и реконструированы. Ниже приводится краткое описание основных исторических памятников и достопримечательностей.

Природно,исторический (археологический) памятник петроглифы оз. Канозеро

До середины 1990-х гг. на Кольском полуострове петрог лифы (наскальные рисунки) были известны только у пос. Чалмны-Варрэ на берегу р. Поной. Они вообще распространены крайне редко, а для Северной Европы известны только единичные находки, например в юго-западном побережье Белого моря около устья р. Выг в Карелии. Поэтому открытие на берегах и островах оз. Канозеро Терского района многочисленных наскальных изображений явилось научной археологической сенсацией, подтвердившей ряд гипотез о древних путях заселения северных территорий. Петроглифы были случайно обнаружены в 1997 г. во время спортивно-исследовательской экспедиции, организованной краеведческим музеем пос. Ревда. Первооткрывателями являются участники сплава Ю.Иванов, А.Федоров, В.Кузнецов, В.Лихачев и др. По их предложению, в следующем году к изучению наскальных изображений подключилась Кольская археологическая экспедиция РАН во главе с В.Я. Шумкиным. В настоящее время описаны и приняты к охране несколько сот рисунков, символически изображающих фигурки древних жителей края, их занятия (сцены морской и лесной охоты, рыбалки), животных (лоси, олени, медведи, белухи, щуки и др.), а также культовых символов (лабиринт, крест, солнце, луна) и обрядов. Они выбиты на гладкой поверхности метаперидотита (метаморфизованной породы темного цвета ультраосновного состава), вероятно, с помощью каменного отбойника. Многие рисунки имеют разновременный, наложенный характер, т.е. нанесены или исправляют предшествующие рисунки. Время изготовления ранних их них относится к неолиту – раннему металлу (III - II тыс. лет до н.э.), а поздних, вероятно, к средним векам. Очень важным является то обстоятельство, что эти изображения имеют сходство практически со всеми стилями, применявшимися при изготовлении наскальных рисунков в других частях Скандинавии. Таким образом, в первобытное время в окрестностях оз. Канозеро могло располагаться одно из важнейших святилищ Северной Европы! Петроглифы имеют большое культурно-историческое значение, представляют собой природно-исторический (археологический) памятник и охраняются федеральными и региональными органами исполнительной власти.

Лабиринт («вавилон») мыса Аннин Крест

Этот лабиринт, называемый «Умбским», расположен на мысе Аннин крест, находящемся в 13 км от Умбы к западу. Он один из трех, сохранившихся на территории Кольского полуострова (в настоящее время описаны Понойский, Кандалакшский и Умбский лабиринты). По мнению некоторых исследователей, в древности вавилонов могло быть значительно больше – до 50, но часть из них не пощадило время, а местонахождение других, возможно, забыто. Умбский лабиринт представляет собой концентрически выложенные каменные круги с наружным диаметром 12-15 м, образующие замысловатый, запутанный рисунок проходов. Центральный вход размещен на противоположной от моря стороне. Время создания ориентировочно оценивается 16-18 веком до н.э. Точное предназначение не известно, но большинство мнений склоняется к двум версиям: культовые объекты, или промысловые сооружения. Последняя гипотеза предполагает, что в недалеком по геологическим меркам прошлом лабиринты находились в приливно-отливной зоне моря и использовались для лова рыбы. Камни либо сами, либо закрепленные с их помощью жерди служили ловушкой для рыбы на отливе. Если это соответствует истине, то положение «вавилонов» относительно современного уровня моря дает уникальный научный материал для оценки тектонических движений за последние 2-3 тыс. лет.

Древние стоянки и следы деятельности древнего человека

В Терском районе известно несколько стоянок и захоронений, относящихся к различным периодам. В большинстве своем они приурочены к крупным рыбным рекам и озерам. По свидетельству этнографов, орудия охоты и быта древнейших людей с Терского берега были известны еще в XIX в., однако они вызывали большие суеверия у поморов, Крестьяне и рыбаки пытались использовать эти предметы в качестве лечебных средств или амулетов.

Официальное подтверждение факту существования неолитических поселений в районе было получено в ходе раскопок в 1928 г., которыми руководил археолог А.В.Шмидт. В местности, называемой Горелые Горы, что находится у Гагачьего озера, им были найдены каменные топоры, наконечники стрел, точильные камни и другие предметы охоты и быта. Другое известное место расположено в 10 км выше по течению от дер. Варзуга, в 100 м от устья ручья Коновский. Кроме того, несколько стоянок обнаружено в приустьевой части и низовьях р. Варзуги и в устье ее притока Кицы. Наиболее ранние из них относятся к неолиту, а «молодые» к средневековью. Здесь археологами (экспедиции Н.Н. Гуриной) найдены останки очага, из сильно обожженных камней с прикипевшим внутри металлом – следы плавления бронзы. Из захоронений времен X-XII вв. извлечено множество изделий из бронзы, железа, стекла и свинца. Стоянка древних людей известна и недалеко от Умбы. Одной из последних является находка Кольской археологической экспедиции в 1999 г. (В.Я. Шумкин) следов проживания древних людей в месте истока реки Умбы из оз. Канозеро (недалеко от скоплений петроглифов). Это свидетельствует о возможности новых открытий в этой области.

Корельский погост

Корельский погост является, пожалуй, самым ранним из известных постоянных селений на Кольской земле. В соответствие с названием его первыми жителями и охранниками новгородских угодий были корелы (карелы), которых к началу XVI в. сменили русские. В 1419 г. погост был разорен мурманами (викингами), пришедшими на шняках. Об этом эпизоде сохранилась запись в летописях. Как и любое другое северное поселение на севере Европы, Корельский погост был выстроен в целях обеспечения безопасности на удалении от устья, выше порогов, непроходимых для кораблей. Кроме того, он был укреплен земляными валами и частоколом, окружавшими «городища». Около с. Варзуги сохранились остатки двух таких укрепленных районов – «Прямого» и «Косого». Нa противоположном берегу р.Варзуги находится местечко, именуемое «Немецкая падь», где по преданию, покоятся останки нескольких десятков «немцев» – викингов, убитых в одном из набегов на Варзугу.

Умбский погост

Первое постоянное поселение на р. Умба было расположено в устье р. Вяла за непроходимыми для лодей и шняков порогами. Называлось это селение Умбский погост, а известно оно по летописным упоминаниям с 1466 г. По-русски погостом назывался не каждый населенный пункт, а расположенный близ церкви. В Умбском погосте была построена церковь Воскресения Христова. Поэтому один из синонимов этого населенного пункта звучит Воскресенский погост. Он просуществовал до конца XVI в., а затем население постепенно переместилось в район современной дер. Умба.

Тони – рыбацкие избушки и станы

Первые рыбацкие тони – рыбацкие избы и станы стали появляться в наиболее рыбных местах побережья, реже рек и озер в XV-XVI вв. вслед за возникновением первых поселений. Различали избы сезонные, как правило, расположенные рядом с селениями, и «живущие» постоянно действующие с многочисленными хозяйственными постройками и даже часовнями. Такие тони, разрастаясь, превращались в села и деревни. Из них выросли Оленица, Тетрина (в современном звучании Тетрино), Стрельна, Сальница, Кашкаранцы и др. На протяжении XVI- XVIII вв. рыбацкие тони были поставлены по всему побережью через 10-30 км в зависимости от уловистости мест. Многие из них исчезли и остались лишь в географических названиях, например, Точильный ручей и Корабельная, другие продолжали работу с небольшими перерывами до наших дней. Начиная с конца XX в. очень много тоней, особенно к западу от дер. Оленицы, было восстановлено. Останки старинных, «монастырских» тоней и хозяйственных пристроек мы можем наблюдать во многих уголках Терского побережья, например, на мысе Толстик или на въезде на Турий мыс со стороны дер. Кузрека.

Точильный ручей

К востоку от с. Кашкаранцы, не доезжая 9 км до знаменитого месторождения аметиста Мыс Корабль, течет Точильный ручей. Он знаменит древней тоней, упоминавшейся еще в летописи 1469 года. Марфапосадница (вдова новгородского боярина Исаака Борецкого) в грамоте удостоверяла передачу Соловецкому монастырю в числе прочих угодий тоню Точильный ручей.

Успенская церковь в селе Варзуга

Церковь Успенья Пресвятой Богородицы, или сокращенно Успенская церковь, в селе Варзуга, по общему признанию, является одной из самых красивейших из числа когда-либо существовавших деревянных одноглавых шатровых церквей. Она построена без применения гвоздей, скоб и инструментов, за исключением топора и долота. Ее строители, а главным из них был Климент, предположительно, варзужанин, были великие мастера и умельцы, использующие многовековой опыт и секреты работы с древесиной. Без применения каких-либо консервирующих средств церковь простояла более 300 лет. Освящение алтаря было произведено 4(14)* августа 1674 г. Необходимо отметить, что задолго до ее постройки в правобережной части Варзуги, видимо, на этом же месте уже существовала одноименная Успенская церковь (фигурировала в летописи уже в 1563 г.). Однако история не сохранила ее описаний и рисунков.

Время постройки нового храма совпало с «троеперстной» реформой Патриарха всея Руси Никона и расколом верующих, а также с разгаром Соловецкого восстания 1668-1676 гг. В те времена население Поморья противилось насаждению нововведений. Поэтому, несмотря на патриаршее предписание о запрете шатровой формы, церковь была построена в соответствии со старыми традициями – с шатром.

Выражаясь языком специалистов, Успенская церковь состояла из основания, состоящего из центрального столпа - четверика (четырехстенный сруб) с примыкающими к нему патрубками (4 шт.), и верхней, малообъемной части, в которую входят восьмерик (восьмистенный сруб), шатер (пирамидальный верх), шейка (основание купола) и главка (купол в виде перевернутой луковицы) с восьмиконечным крестом. Дополнительными декоративными элементами являлись кокошники (крыша над прирубами в виде двухъярусной луковицы) и чешуя (колотое пластинчатое покрытие шейки и главки над шатром), а также многочисленные резные детали. Общая ее высота составляет 34 м., а во всех ее пропорциях заложен принцип «золотого сечения», делающий строение удивительно гармоничным, стройным и цельным. Ощущение необычайной высоты и устремленности вверх достигается умелым и пропорциональным сужением форм и сведением линий контура храма на верхней точке – кресте. Историк русского искусства И.В.Евдокимов поэтизировал и воспевал ее облик, награждая эпитетами «потрясающий», «дивностройный» и «певучий».

У основания здание имеет в поперечном сечении форму креста за счет примыкающих к центральному срубу прирубов. По замыслу создателей сооружения, крест предохраняет верующих от любой «нечистой силы» и обеспечивает дополнительную святость этому месту. Иконостас храма, освященный в 1677 г, был весьма богатым и представительным и состоял из 84 икон преимущественно старого письма.

Церковь никогда не отапливалась, это, возможно, ее и спасло от случайного пожара. Вместе с тем, она была изготовлена таким образом, что в любую погоду в ней было сухо, не скапливался конденсат, и не появлялась плесень. Ее бревенчатый остов никогда не намокал и поэтому не гнил.

Храмовый комплекс состоял из характерной северной «тройки»: летней церкви - Успенской, более приземистой прямоугольной формы зимней церкви - Афанасьевской и колокольни. Во второй половине XIX в. богатый помор Алексей Заборщиков за свой счет выправил (к этому времени сооружение стало клониться к югу) и отреставрировал здание. Старинный деревянный восьмиконечный крест в 1895 г. был поставлен для поклонения на берегу о-ва Высокого, который находится в 3 км выше по реке от села.

Длительное время из храмового комплекса существовала только сама Успенская церковь. Так как она находилась вдали от оживленных туристических маршрутов, в 1968 г. было принято предварительное решение перенести Успенскую церковь из села Варзуга в окрестности г. Мурманска. К счастью, этим планам не суждено было осуществиться. Однако от другой проблемы спастись не удалось. В течение XX столетия около 200 икон (в числе которых ценные старинные произведения XVII века «Зосима и Савватий», «Святой Афанасий в житии», «Петр и Павел в житии», «Неопалимая купина» и др.) находились длительное время в неприспособленной для хранения кладовой, в результате чего оказались сильно испорченными. Древнюю икону «Собор Богоматери» отправили на реставрацию в Художественно-реставрационные мастерские Эрмитажа. В конце 1990-х гг. была восстановлена Афанасьевская церковь, и началось строительство колокольни.

Мало кто из гостей Варзуги знает, что Успенская церковь – далеко не единственная в селе. Оказывается, еще с XVI в. на левом берегу находятся многократно перестраивавшиеся церкви Николы Чудотворца, а также Петра и Павла. Эти святые для поморов были особо почитаемы: Святой Никола – покровитель мореходов и путешественников, а Петр и Павел – промышленников и торговцев. В церкви Петра и Павла в настоящее время проходят службы, а во второй пока находится магазин. Обе «обезглавлены» – стоят без куполов и нуждаются в реставрации. Никольская церковь последний раз отстраивалась, предположительно, в 1705 г. и была семиглавая, а одноглавая Петра и Павла – в 1864 г.

Часовня Преподобного безымянного инока Терского

На 108-м километре дороги Умба - Варзуга установлен дорожный знак: направо указана тропа к часовне, а налево – к источнику. Это место связано с Преподобным безымянным иноком Терским (Кашкаранским). По одной из легенд, в XVII веке море прибило утонувшего инока в монашеском облачении. Местные жители захотели, чтобы он был погребен по христианскому обычаю, но для того, чтобы отслужить панихиду, надо знать имя усопшего. Стали спрашивать по всем окрестным монастырям и скитам, не пропадал ли кто из братии. И выяснилась странная вещь: никто нигде не пропадал. Инока так и погребли как безымянного, а через некоторое время на том месте стали замечать удивительные вещи, которых раньше не было: стала лучше ловиться рыба, стали происходить исцеления, забил ключ. Поняв, что это место святое, местное население поставило крест и часовню, просуществовавшие до начала-середины XX в. По другой версии, здесь жил одинокий монах, давший обет молчания и одиночества и проводивший все свое время в молитвах. Когда он умер, так и не открыв своего имени, люди стали замечать, что его каменистая могила и вода из родника, которым пользовался монах, имеет лечебные исцеляющие свойства. Место стали считать намоленным и чудодейственным. В благодарность ему поставили часовню, от которой к середине XX в. остались лишь ветхие бревна. Лишь недавно предприниматель, пожелавший остаться инкогнито, восстановил часовню и обустроил родник.

Святой родник Владимирской иконы («Собачий»)

Недалеко (в 3-4 км) от левобережной части с. Варзуги за старым аэродромом находится святой бурлящий родник Владимирской иконы, раньше называемый по имени протекающего рядом ручья – Собачий. Освятили его во имя Владимирской иконы Божьей Матери недавно, в конце 1990-х гг. Издавна он считается чудодейственным и исцеляющим даже серьезные заболевания, но за пределами Терского берега не афишируется. Оно и понятно к нему принято ходить, желательно, в первой половине дня малыми группами, а еще лучше - один на один со своими мыслями и грехами. На подходе к нему нельзя вести праздных разговоров и смеяться. Со дна родника бьют ключи - вода бурлит. Через озерцо над родником перекинут для удобства настил. Вокруг озерка стоят благодарственные кресты, поставленные в честь исцеления. Для исцеления и «очищения», по традиции, необходимо трижды облиться водой из родника. Рядом с родником на поперечной перекла дине висят несколько штук деревянных ручной работы ковшей.

Серебряные копи (шахты) на островах и побережье Порьей губы

Как было уже показано в историческом очерке, в западной части Терского района в акватории Порьей губы в XVIII в. существовали серебряные копи – первое горнорудное предприятие Кольского края и первый серебряный рудник России. Серебро потихоньку промышляли поморы и ранее 1731 г. (официальная дата открытия рудника), но хранили место в тайне. «Шум» поднял в 1669 г. белозерский дворянин Петр Моложенинов, доложивший царскому правительству о поступлении Кирилло-Белозерскому монастырю серебра с Терского берега.

Начали добывать серебро на о-ве Медвежий, заложив сразу несколько шахт: «Двуглавый орел», «Надежда», «Стрельня», «Бояре», «Новая» и «Дай Бог счастия». За исключением шахт «Стрельна» и «Бояре» все находятся в юго-западной части острова и представляют собой горные выработки до 7 м в длину, 2.5 м в ширину и 12-15 м глубиной. Все шахты затоплены до самых верхних венцов деревянной крепи. Вокруг ям лежат отвалы пустой породы.

Общепринятое мнение связывает эту серебряную кампанию только с Медвежим, но, оказывается, шахты есть и на других островах и даже материковой части Порьей губы. Предпринятые И.Б.Циркуновым в середине 1990-х гг. исследования выявили в этом районе 18 горных выработок, в том числе на островах Хедостров, Большой Седловатый и на побережье губ Педуниха и Белозерская.

Необходимо отметить, что успех серебряных копей XVIII в. привлекал внимание исследователей не раз. Остров Медвежий в разное время изучали: академик И.И. Лепехин, купцы В.А. Фиксен и его компаньон Е.В. Станеллов, лесозаводчик Беянкин ученые-геологи Д.С.Белянкин, Б.М. Куплетский и И.И. Гинсбург. Но к ошеломительным результатам первого года работы шахты «Дай Бог счастия», когда находили пудовые самородки серебра, не приблизился никто.

Старая дорога

Хорошая грунтовая дорога от Умбы до Варзуги была построена в 1980-1990 гг., а до этого сообщение по поселкам обеспечивала старая, проложенная прямо по берегу дорога. Она давно уже проходима лишь участками, так как часть мостов и переправ через каменистые речки и ручьи разрушена. Однако старая дорога имеет неповторимую прелесть и очарование от неспешного путешествия по удивительно красивому берегу моря и связывает между собой большинство деревень западной части Терского района, сохранивших в своем облике средневековую поморскую архитектуру и уклад.

 

Побережье Белого моря, фото Д.А.Жирова.

База отдыха на мысе  между губами Малая  Пирья и Большая Пирья , фото Д.А.Жирова.

Скалистое побережье мыса Корабль, фото  С.Л. Певзнера.

Памятник природы - водопад на реке Чапома - верхний Падун, фото  Н.Е. Королевой.

Осенний закат на Белом море, фото Д.А.Жирова.

Пулоньгский водопад  - один из  самых больших и красивых на Терском  берегу, фото  С.Е. Парамонова.

Кипящий водоворот в узком ущелье  за Пулоньгским водопадом, фото  С.Е. Парамонова.

Американские горки - на одном  из падунов реки  Бабьей, фото  С.Е. Парамонова. 2004 г.

Каскад порогов  в нижнем течении реки  Бабьей, фото Д.А.Жирова.